про А.

 Если бы была художником, то написала бы его точнее, четче, может быть в стиле гиперреализма, так что бы не отличить от фото, крупно лицо — скулы, пухлые губы, темную щетину на подбородке.


Он не близкий и никогда бы им не стал, но все-таки меня как-то неуловимо влечет к таким людям — полным моим противоположностям — циничным, реальным, бесчувственным. Голос его всегда спокойный и ровный, чуть хриплый, очень мужской, в нем мало оттенков.


Для меня весь он словно состоит из острых углов — кремниевая форма жизни, я ударяюсь о них случайно когда приближаюсь слишком близко и это ранит нежное, трепетное мое нутро. Я привыкаю к боли, он причиняет ее мне не нарочно, просто открываясь и делясь собой, так щедро, так раняще...


Разве я не согласна с ним? Так холодны, логичны и разумны его слова, каждое — как кубик сухого льда на моем позвоночнике. Зачем, зачем… я хочу уйти как можно дальше от суровой этой реальности, от прагматичной безвыходности в зеленый лес моих грез, в мир чувств, где даже невозможное — возможно.


Я все время боюсь спросить его как он мечтает, боюсь потому что мне кажется, что такой человек не мечтает вовсе — логика и инстинкты сплелись в нем в тугой комок электрических проводов, коснешься — ударит током. А я не одеваю перчатки...


Я вижу его сильнее, чем он есть на самом деле, может быть вижу таким, каким он родился, но не стал. Это словно немного сместить фокус, навести резкость и проявить изначальный узор души. Он рожден был охотником — терпеливым и остроглазым, часами выслеживающим тонконогую косулю, убивающим точным ударом, жадно пьющим ее горячую кровь. Но стал таким какой есть — немного волнующим, немного поверхностным, увлеченным железом, не способным любить.


Я не знаю его, я просто пишу портрет черными, скупыми буквами по гладкой, бледной поверхности экрана. Я — художник, я так вижу.

 

Он не знает меня и не хочет узнать, женщина для него — это просто плоть и нежность. Зачем ему ночные наши разговоры? Я слушатель и статист, таблетка от вечерней скуки, та, кто слушает и слышит. И я тоже беззастенчиво пользуюсь им, как скалой о которую бьется моя волна, как напоминанием о печальной безысходности, о ледяной пустыне там, за окном моей души...

 


Обсудить у себя 18
Комментарии (11)

Ужас! Подальше бы от него.

почему? он довольно интересный человек

Я боюсь таких, холодных. Чувствую себя незащищённой. У меня был такой. Он отец моих детей. Это было тяжело в конце. Очень.

ну мы просто же общаемся, без всякого романтического подтекста

Ой, ну хорошо. А то я запереживала, что наговорила ненужного, тебя напрягла. Общайтесь себе. ))

та нет не напрягла конечно) мой мальчик добрый и хороший, очень внимательный

Тебе надо книгу писать с такми слогом.

спасибо))

я тоже не мечтаю. не вижу смысла

просто мы разные)

После первого прочтения, что-то беспокоило. Перечитал. И вот что захотелось сказать. Э — эгоизм. Жалюзи, самые плотные, невероятно черные шторы, на окно твоей души. Она онли для меня.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: